Эмиль Мирзоев: В Швеции мы все доверяем друг другу, а Азербайджане никто никому не верит

вторник, 17:36

Сегодня гостем издания Minval.az стал Председатель Конгресса азербайджанцев Швеции Эмиль Мирзоев, который собирается выдвинуть свою кандидатуру на парламентских выборах 2018 года. Его имя включено в пропорциональный избирательный список Партии демократов. Э.Мирзоев живет в Швеции с 2004 года, а гражданство принял в 2007 году. С 2010 года является председателем Конгресса азербайджанцев Швеции, а с 2012 — член Партии демократов.

— Расскажите нам, как создавался Азербайджанский Конгресс в Швеции?

— В 2006 году мы впервые открыли общество «Одлар Юрду», хотели пропагандировать Азербайджан. Было это так: мы создали форельник – маленькую этническую группу, а потом, когда стали получать брошюры армянских диаспор с их обычными сказками о территории «Великой Армении от моря до моря», то пора было объединить под нашими знаменами как можно больше соотечественников, и мы создали риксфорбюндет – организацию, которая охватывает несколько городов. Нужно было охватить идеей объединения как минимум 5 коммун. За год нам удалось найти довольно много людей, которые присоединились к нашей идее, создали свои организации и в конце концов мы стали единым целым – то есть обрели долгожданный статус Азербайджанского Конгресса Швеции, руководителем которого я и являюсь.

Помню, когда я учился в университете Швеции, многие не знали, где находится Азербайджан. Один чиновник как-то раз даже спросил меня: «Азербайджан – это где? Где-то около Сирии?».  И начать разговор о нашей работе можно с посещения одного очень интересного шведского музея, где на стендах показаны очень точно дороги викингов. И самое парадоксальное то, что викинги эти проходили через Азербайджан, но стенда Азербайджана в музее не было.

Зато был большой стенд Грузии и Армении. А Азербайджан просто означен как Персия.

— Как вы вышли на этот музей?

— Шведские армяне (в связи с так называемым «геноцидом армян») создали в этом музее большую выставку – при поддержке посольства Армении в Швеции (стоит отметить, что Артак Апитонян — посол Армении в Швеции — человек весьма активный). И на протяжении 6-ти месяцев эта выставка функционировала. Я увидел рекламный стенд этого «мероприятия», сфотографировал, и, придя домой, нашел адрес музея в интернете. Затем связался с руководством, встретился с ответственным по музею и сказал, что нельзя проводить выставку «геноцида», ведь в Швеции живут еще и азербайджанцы, которые не признают этого «геноцида», и, соответственно, открывая эту выставку, вы ущемляете права моих детей, моих сыновей.

Как раз из Баку приехал журналист, вместе с которым мы снова вернулись в этот музей и договорились с  руководством о создании отдельного стенда от Азербайджана. Руководство музея дало согласие, но при этом заявило, что понадобится разрешение от посольства АР в Швеции. И еще – желательно официальное мнение историков. Мы начали активную работу в этом направлении, и нам удалось добиться задуманного.

— В 2012-м году в одном из интервью Вы сказали, что не сколько сильны шведские армяне, сколько ассирийская и курдская диаспоры. Скажите, сегодня ситуация остается в том же ключе?

— Начнем с истории. Самые древние эмигранты – валуны (жители Бельгии) — пришли в Швецию 300 лет назад. Так же в Швецию перебрались и ассирийцы, которые проживают здесь уже в 5-м поколении. Нас даже часто путают: многие, слыша термин азери путает его с ассирийцами. У ассирийцев есть даже город под названием Armen. Но, насколько я знаю, он не имеет никакого отношения к армянам (а, возможно я что-то путаю). Из всех мигрантов ассирийцы лучше и больше всех интегрируются. Среди них есть и депутаты, и министры, у них свой футбольный клуб, они проживают в пригороде Содертеле, у них есть свои рестораны, свои сообщества. Ассирийцы (сурианцы) довольно тесно помогают армянам, потому что считают армян своими братьями, потому что (во всяком случае, по версии некоторых из них) предки ассирийцев тоже были якобы убиты в так называемом «армянском геноциде».

— Ладят ли между собой азербайджанцы и армяне, проживающие в Швеции?

— Мы живем в такой стране, где все люди должны ладить между собой. И, скажу больше: нынешнее поколение уже не так агрессивно настроено. Но единичные факты противостояния все же имеются. Так, в 2016 году в день Ходжалинского геноцида мы, согласовав с властями города свои действия, устроили перед зданием посольства Армении своеобразную выставку. Когда мы устанавливали стенды, пришли армяне со своими флагами и загородили нам дорогу. Я был вынужден обратиться в полицию. Но стычки, как таковой, не было. Этого никто бы не допустил. А так и азербайджанские бизнесмены, и армянские встречаются на семинарах, в торговых представительствах, они связаны делами, имеющими отношение к бизнесу.

— А совместные семьи не создаются между армянами и азербайджанцами Швеции?

— Насколько я знаю – нет. Может быть, и есть такие семьи, но только среди тех, кто очень давно приехал в Швецию. Но в нашем Конгрессе я никогда о подобном не слышал.

— Я задала этот вопрос потому, что соседней Грузии азербайджанцы женятся на армянках, в России – тоже. Значит, ни о каком присоединении членов вашей диаспоры к «Платформе мира между Азербайджаном и Арменией» речи быть не может?

— Ваго Аветян как-то пару раз выходил на связь со мной, потому что знал, что я провожу семинар, посвященный Ходжалы. Он хотел встретиться, чтобы провести это мероприятие совместно. Я ответил, что приглашу его в АБФ. Стоит отметить, что у нас в парламенте есть такой проармянский депутат Фредрик Майн, который получил медаль от Саргсяна. У него жена – курдка, конкретно настроенная против турок, а сам Фредерик Майн конкретно лоббирует армян.

— Представлены ли в шведском парламенте азербайджанцы?

— Да, азербайджанец Фарадж Гулиев. В 2006 году он возглавлял молодежную организацию. Сейчас он заседает в шведском парламенте сроком на 6 месяцев. После чего снова будет баллотироваться.

— В любой стране мира есть представитель этнических групп, не входящие в диаспору. По каким причинам это происходит?

— На самом деле, это довольно сложный и больной вопрос. У меня много друзей, с которыми я часто встречаюсь, но они не входят в нашу азербайджанскую диаспору, не хотят быть членами Конгресса. Проблема в том, что при создании азербайджанской диаспоры не было выработано четкой стратегии. В 2010 году мы создали новую организацию, которую разделяли совместно с иранской диаспорой. Мы проводили наши мероприятия под нашим флагом, а иранцам это очень не нравилось. Стоит отметить, что те иранские азербайджанцы, которые занимаются диаспорской работой, не поднялись в своем уровне выше «таксишников». Они не учились, не получили никакого образования.

У нас есть Госкомитет по работе с диаспорами, у нас есть посольство, но некоторые работники этих организаций почему-то считают, что диаспора обязана подчиняться им, и должна следовать только их указаниям. Но сотрудники этих ведомств забывают, что Швеция страна свободная и тон, которым они разговаривают с членами диаспорских организаций – особенно с молодыми прогрессивными людьми – более чем неуместен. Так же было бы не лишним отметить, что моим соотечественникам, работающим в посольстве Швеции, следует изучать язык страны, в которой они работают. Вообще тема работы нашего посольства – довольно болезненная. У нас сейчас уже второй посол, первый работал прежде в Англии. С нынешним послом мы не общаемся, к сожалению.  В 2013 году, когда в Азербайджане проходили выборы, вышеупомянутый Фредерик Мальн организовал антиазербайджанский семинар в Рейхстаге, мы туда пошли и провели митинг. Как раз новый посол только вступил в должность, и никакой реакции с его стороны не последовало. А тем не менее, мы должны быть вместе: и диаспора, и посольство, и комитет по диаспорским вопросам. Мы должны поддерживать друг друга, помогать друг другу. Но никакого контакта не получается. Нет солидарности.

— Как относятся к политическим эмигрантам из Азербайджана в Швеции? Если эти люди будут проявлять протест по отношению к Азербайджану в социальных сетях, например, или еще каким-либо образом, поддержит ли его диаспора?  

— 75% нашей диаспоры поддерживают политику И. Алиева. 25 – не поддерживают. Швеция – страна свободная и каждый выражает свое мнение. Проблемы есть не только в Азербайджане, но и в самой Швеции тоже, как, впрочем, и в любой другой стране. К сожалению, в Швецию в последнее время приезжает очень много людей из Азербайджана, которые вообще проблем не имеют, но привозят при этом такие письма, что невольно становится обидно. Понятно, когда человека действительно прессуют, и он эмигрирует по этой причине. Но если этого нет, и «причина» липовая? Да, в Азербайджане есть проблемы. Но в Азербайджане не на столько все плохо. Возьмем, к примеру, Узбекистан, где совершенно невозможно получить визу, где существует даже внутренняя виза — для получения паспорта. Вот это реально проблемы.

— И как поступают в том случае, если «липового политэмигранта» удается вычислить?

— Их депортируют. Существует Ассоциация свободных адвокатов, которой свойственно не верить документам. Они просто говорят с тобой и от их ответа зависит очень многое. Да и в миграционной службе Швеции (я там работал какое-то время) все профессионалы. И их невозможно обмануть.

— Мы понимаем, что Швеция – страна благополучная. Но все же какие-то социальные проблемы в этой стране имеются. Расскажете? 

— Ну, прежде всего, шведское правительство не продумало момент с гетто, когда заселяло мигрантов в одной точке единым конгломератом. Надо было расселять по разным зонам. Эмигрант должен обучаться нравам страны, в которой живет – у местного населения. Он должен учить язык, приобщаться к культуре. В наш Конгресс часто обращаются люди за помощью в квартирном вопросе. Мы со своей стороны делаем все возможное: рассылаем письма, собираем документацию.

— Всемирный Азербайджанский Конгресс в России существовал за счет азербайджанских миллионеров, отстегивающих по 100 000 долларов ежегодно. Скажите, а кто спонсирует вашу организацию? 

— Ну, наша организация – это не ВАК, и надо учитывать, что в России немного другие нравы. А что касается финансирования, то мы сами спонсируем свои мероприятия. Да, у нас есть несколько коммерсантов, которые помогают устраивать мероприятия, но оплату счетов, как правило, мы делим между собой: кто-то оплачивает помещение, в котором мероприятие проводится, кто-то оплачивает банкет.   Но так как мы носим статус риксфорбюндета, то мы имеем право получать дотации с государства.

— Вы – вполне состоявшийся гражданин Швеции, но, тем не менее, вы – азербайджанец. Что вы можете сказать о нашей стране сегодня?

— Я каждый месяц приезжаю в Азербайджан и замечаю много перемен в положительную сторону. Но тем не менее, перемен должно быть больше. И, в первую очередь, законы должны быть одинаковы для всех. Если мы этого добьёмся, то в Азербайджане будет гораздо лучше. Кроме того, существуют проблемы с ментальностью. Приведу пример: я бизнесмен, и потому знаю, что такое доверие. Во всяком случае, в Швеции мы все доверяем друг другу, и слово, данное единожды – закон.  В Азербайджане же никто никому не верит. И это – огромный минус.

Теги: 
Мир